Нефритовое дело. За что убили Дмитрия Васькова

15:21 | 28.09.2016 | Происшествия » Регион38 » Усть-Кут | 1 294 | 0


Днем 27 сентября в центре Улан-Удэ на улице Цивилева был расстрелян известный иркутский адвокат Дмитрий Васьков. Ему было 35 лет.

Мужчина сидел в своем автомобиле «Мерседес» неподалеку от хостела, по некоторым данным, являющегося частью его бизнеса. Неизвестные начали стрельбу, Васьков попытался скрыться во дворе хостела и выбил автомобилем ворота. Сбежать, однако, не удалось — нападавшие расстреляли Васькова. По некоторым данным, адвокат пытался отстреливаться. Одна из пуль попала ему в голову.

Позднее в полицию пришел некто Михаил Степанов 1972 года рождения и признался в убийстве Васькова. Мотив убийства пока официально неизвестен, зато известно, что Васьков вел крупное дело по хищению нефрита.

Дело однозначно связано с нефритом, так как убийца Михаил Степанов — бывший соучредитель эвенкийской родовой общины «Дылача», занимавшейся именно добычей нефрита на Кавоктинском месторождении в Баунтовском районе Бурятии. Кроме того, Степанов имеет отношение к предприятиям по добыче нефрита «ЭКСИМ» и «Байкальская Компания Самоцветов».

О ситуации с нефритом и связанной с ним бурятской мафией Бабр неоднократно рассказывал на своих страницах. Считается, что по «воровской линии» нефритовый бизнес курировали такие небезызвестные товарищи, как Аслан Усоян (Дед Хасан), Ильшат Иванов (Садык), Георгий Углава (Таха), Владимира Власко (Хохол) и некоторые другие. На сегодняшний день многие из перечисленных господ или убиты, или отошли от дел. Однако их наследие живет.

Разумеется, улан-удэнские элиты тесно связаны с нефритовой мафией. Достаточно сказать, что когда в 2012 году в рамках большого передела на рынке нефритов от кормушки была оттеснена банда Садыка, и по столице республики прокатилась волна громких арестов, среди задержанных оказались такие люди, как Тушин Доржиев, сын видного депутата Народного Хурала Цырена Доржиева, того самого, что в 2015 году был избран спикером республиканского парламента, а также Барсан Донаканян, сын местного строительного олигарха Григория Донаканяна.

Масштабный передел на рынке нефритов начался в Бурятии в 2011 году, когда в игру вступило ООО «Русская нефритовая компания». Данная контора была зарегистрирована в Улан-Удэ, однако в реальности представляла интересы серьезных федеральных игроков: «Сибирского цемента» и «Ростехнологий». Напомним, «Ростехнологии» возглавлял на тот момент ближайший соратник Владимира Путина — Сергей Чемезов.

«Ростех» подошел к вопросу освоения нефритовой темы серьезно. На имя Владимира Путина было написано письмо, в котором Сергей Чемезов призвал к «декриминализации нефритовой сферы». В резолюции президент станы фактически дал «Ростеху» карт-бланш на любые действия.

В сентября 2012 года совместным ударом силовиков и судейского сообщества была разгромлена община «Дылача». Ее глава и совладелец, экс-мэр Баунтовского района Бурятии Андрей Туракин поспешно эмигрировал в Китай, где находится по сей день.

Именно Дмитрий Васьков занимался делом «Дылачи» и приложил много усилий для того, чтобы юридически обосновать необходимость ее закрытия.

В 2013 году в Иркутске было зарегистрировано ООО «Забайкальское горнорудное предприятие», которое по сути представляет интересы «Ростеха» в нефритовом бизнесе. Именно ему, при полном содействии бурятских силовиков, принадлежат основные нефритовые месторождения Бурятии. По рассказам очевидцев, ЗГП навело порядок на месторождениях быстро и очень жестко.

На 2016 год реальный объем добычи нефрита в Бурятии оценивается в 500-700 тонн. Средняя стоимость килограмма зеленого нефрита — до 1000 долларов, белого — до 15 тысяч.

На «Ростехе», однако, свет клином не сошелся. Часть мелких месторождений осталась в руках частных лиц, крышуемых бурятскими силовиками. Значительная часть нефрита (по самым скромным оценкам, не менее 70%), проходит «мимо кассы», то есть криминальными путями уходит напрямую в Китай.

Китайские предприниматели — главные действующие лица в схеме продажи нефрита. Дело в том, что нефрит ценится исключительно в Юго-Восточной Азии, и именно Китай — главный потребитель этого камня. Поэтому нефрит, как правило, из Бурятии доставляется в Иркутск, где его скупают китайцы. Вся схема прикрывается иркутской полицией, которая неоднократно попадала из-за этого в крупные скандалы.

Буквально за неделю до убийства адвоката Васькова, в Иркутска был накрыт целый склад белого нефрита. В нелегальной гостинице по улице Шевцова, где проживали граждане Китая, было изъято 788 килограммов белого нефрита, а также более двух миллионов рублей, рации, наручники, оружие и боеприпасы.

По всем признакам, убитый адвокат Дмитрий Васьков уже после разгрома «Дылачи» продолжал заниматься юридическим сопровождением «нефритового» бизнеса.

У покойного Васькова — богатый жизненный опыт. Сын бывшего руководителя иркутской налоговой инспекции, он некоторое время работал следователем в прокуратуре Кировского района города Иркутска. Набрав достаточный объем связей, Васьков ушел в адвокатуру, где, в частности, в 2014 году занимался громким делом директора ОАО «Дорожная служба Иркутской области» Андрея Кайдаша.

Убийство Дмитрия Васькова в правоохранительных органах связывают, в первую очередь, с хищением 27 тонн нефрита, по подозрению в причастности к которому был задержан бывший следователь СКР Павлов. Однако источник в Следственном комитете Бурятии сообщил Бабру, что Михаил Степанов уже признался в мотиве преступления. Это месть за закрытие общины «Дылача».

В связи с озвученным мотивом преступления, дело принимает совершенно иной оборот. В него оказываются втянутыми московские покровители нефритового бизнеса, что может иметь далеко идущие последствия для многих заинтересованных лиц.

Информация с сайта: © NewsBabr.com

Добавить комментарий