Комментарий первого заместителя мэра УКМО Барс М.А. по ситуации с попыткой отстранения от должности мэра УКМО Климиной Т.А.

10:24 | 16.02.2017 | Политика | 2 628 | 0


В декабре 2016 года прокурором г. Усть-Кута в интересах неопределенного круга лиц в Усть-Кутский городской суд подан иск с требованием о досрочном прекращении полномочий мэра УКМО Климиной Т.А. в связи с установленной судом ее недееспособности. Примечательны факты, что суд не имеет таких полномочий – «снять» с должности мэра, а недееспособность никогда ранее кем-либо, а не только судом, в отношении Климиной Т.А. не устанавливалась. Поводом для такого иска послужили сведения СМИ, опубликованные еще весной 2016 года, о якобы имеющемся у Климиной Т.А. психическом заболевании, и как следствие, отказ региональных органов ФСБ и правительства региона в предоставлении Климиной Т.А. допуска к сведениям государственной тайны по форме 2, позволяющих работать с совершенно секретными документами, что необходимо в мобилизационной работе, хотя штатом и должностными обязанностями предусмотрены лица, имеющие возможность делать эту работу. Судебное заседание объявлено закрытым, в связи с чем подробные детали судебного процесса озвучить не представляется возможным до вынесения судом решения, однако, ряд объективных обстоятельств и документов, опровергающих доводы прокурора, суду были представлены: в частности, заключение амбулаторной комплексной психолого-психиатрической судебной экспертизы от 13.01.2017 года, проведенной по назначению СО по г. Усть-Кут СУ СК России по Иркутской области в рамках доследственной проверки по заявлению Климиной Т.А. о распространении в отношении нее ложных сведений. Согласно указанному заключению, Климина Т.А. каким-либо психическим расстройством не страдает в настоящее время и никогда не страдала ранее. Суду представлен еще ряд доказательств безосновательности иска прокурора, о которых я не могу сообщить по вышеуказанной причине.

Тем не менее, прокуратура от своих требований не отказывается и выискивает новые обстоятельства, могущие способствовать снятию мэра с должности, а именно:

поскольку оснований сомневаться в психическом состоянии здоровья Климиной Т.А. не имеется, то в соответствии с Инструкцией о порядке допуска должностных лиц и граждан Российской Федерации к государственной тайне № 63 от 06.02.2010 года, мною – первым заместителем мэра, имеющим допуск к государственной тайне по форме 2, на Климину Т.А. без проверочных мероприятий ФСБ был оформлен допуск по форме 3 – для работы со сведениями под грифом «секретно», что соответствует абз. 1 п. 5, абз. 1 п. 9, п. 13 Инструкции, согласно которым, допуск по форме 3 оформляется на должностное лицо по месту работы, без проверочных мероприятий, а карточка № 1, которая при заполнении становится секретной, отражающая решение о допуске к государственной тайне, по аналогии с п. 13 Инструкции была подписана мною, поскольку, согласно реестру муниципальных должностей, первый заместитель мэра относится к руководителям. Указываю «по аналогии», поскольку п. 13 Инструкции вообще не содержит порядка принятия решения о допуске к государственной тайне выборных должностных лиц органов местного самоуправления, имеющих собственный правовой статус, не относящихся к государственным и негосударственным органам и организациям, т.е. налицо правовой пробел.

В связи с изложенным с 14.02.2017 года Усть-Кутским отделом ФСБ в администрации УКМО начата внеплановая и внезапная документальная проверка соблюдения режима защищенности государственной тайны по предписанию регионального управления, на основании требования прокуратуры Иркутской области, которая, в свою очередь, стороной или участником при рассмотрении иска не является. При этом с данным требованием мы ознакомлены не были, а правовым обоснованием проверки послужила лишь ссылка на п. «к» ст. 12 ФЗ № 40 от 03.04.1995 года «О федеральной службе безопасности», содержащий полномочия по проведению таких проверок. То есть законность проводимой внеплановой проверки вызывает сомнения.

Пока проверка продолжается и официального заключения нет, но уже сейчас известно мнение органов госбезопасности: мэру администрации района допуск к государственной тайне по любой форме, даже по третьей, может разрешить только губернатор, и без такого допуска мэр не может исполнять свои обязанности в части мобилизационной подготовки; должностным лицам администрации УКМО такое разрешение может дать только мэр района, при условии, что у того имеется свой допуск. А поскольку карточку № 1 о допуске к гостайне после проверочных мероприятий я подписал сам себе, а не мэр, соответственно, я также не имею допуска к гостайне. Более того, при таких обстоятельствах сейчас в администрации УКМО никто не имеет допуска к государственной тайне, поскольку они были подписаны мною, а не мэром. Соответственно, заместители мэра не могут исполнять обязанности мэра в случае его отсутствия, возможность исполнения полномочий и обязанностей администрации района у всех утрачена, можно закрывать двери и уходить в вынужденный отпуск до получения мэром допуска. Таким образом, из логики органов ФСБ и прокуратуры следует, что баллотироваться в мэры и главы органов местного самоуправления могут только лица, имеющие уже к моменту регистрации участия в выборах их согласие на допуск к государственной тайне по форме 2, что противоречит действующему законодательству, а прекращать полномочия глав администраций органов местного самоуправления и признавать выборы недействительными необходимо повсеместно, так как абсолютно все главы заступили на должность после выборов не имея допусков к государственной тайне, а ряд их допуски так и не получили.

В любом случае перечень оснований для досрочного прекращения полномочий мэра района законодательством дан исчерпывающий, и такое, как отсутствие допуска к государственной тайне, в этот перечень не входит. Ну а психического заболевания нет и никогда не было, что достоверно подтверждено.

Личная позиция автора статьи (первый заместитель мэра УКМО Барс Михаил Александрович)

Команда «УК24»

Фото из открытых источников

%d1%81%d0%bf%d1%8d1-001 %d1%81%d0%bf%d1%8d2-001

Добавить комментарий