Фейковые герои войны. И в Усть-Куте они тоже были

15:22 | 08.05.2018 | История » Общество | 1 629 | 2


В последнее время очень много обсуждений в публичном пространстве о людях, выдающих себя за ветеранов и участников войны, хотя многие из них в силу возраста не могли быть призваны в армию.  Самому молодому ветерану призванному в войска например  в январе 1945 года, сегодня должно быть не менее 91 года от роду.

После публикации книги Светланы Константиновны Пшенниковой, о ветеранах войны из Усть-Кутского района, в редакцию «УК24» пришло письмо из села Великое, Лиозненского района Витебской области Белоруссии от наших читателей, которые рассказали нам о драматической и криминальной истории, связанной с уроженцем их села и жителем нашего города случившиеся в послевоенное время.

События начались в начале войны в 1941 году, когда житель села Великое, Савутин Петр Матвеевич, 1925 года рождения, не попал под мобилизацию в Красную Армию в силу возраста, и через месяц оказался на долгих три года на оккупированной фашистами территории. 16-летний Петр был человеком смышленым и умел приспосабливаться, и поэтому не пошел как многие его односельчане в сопротивление к партизанам, а поступил на службу в оккупационную полицию, организованную в родном селе полевой жандармерией Вермахта.

В силу юного возраста, недюжей силы и роста под 2 метра, Петр быстро стал продвигаться по карьерной лестнице коллаборационистов, и уже через год самостоятельно проводил мероприятия по выявлению недовольных оккупантами односельчан. Еще через год доверие к молодому полицаю у начальства возросло до того, что его как агента внедрили в партизанский отряд в соседнем районе и полицай Петр в скором времени раскрыл его местоположение и структуру связи своему начальству, в следствии чего партизанский отряд был почти полностью уничтожен немецкими карательными частями.

Неизвестно, до каких карьерных вершин, смог бы дорасти коллаборационист Савутин, если бы части Красной Армии не освободили родное село в марте 1944 года. Естественно, что бывший полицай был вынужден ретироваться в другой район, чтобы не быть повешенным как пособник оккупантов, а такое возмездие в то время часто практиковалось на освобожденных территориях.

Тем не менее, оказавшись человеком не глупым и поняв, что оставшись в родных краях он рискует неизбежно попасть в руки СМЕРШа, Петр Савутин добровольно приходит в полевой военкомат и записывается как подлежащий призыву гражданин СССР в войска наступающей армии. Правда, перед этим он меняет себе год рождения на 1922 и берет место рождения своего знакомого из Челябинской области.

Во вновь сформированной военной части Петр Матвеевич в ввиду красивого и каллиграфического почерка становиться писарем, а через некоторое время на него посыпался звездопад из наград самого высокого номинала. Как ни странно, но на каждом наградном листе написанным писарем Савутиным и утвержденного комадованием, в самом конце списка оказывалась фамилия самого писаря и к маю 1945 года бывший полицай стал полным кавалером орденов Славы трех степеней, кавалером медалей «За боевые Заслуги», «За Отвагу» и ордена Красной Звезды, а так-же еще многих менее ценных наград.

Ожидаемо, что после войны он один из первых ушел на демобилизацию без единого ранения и уехал на ПМЖ, в места далекие от его родного села Великое. Правда, чувство скорого разоблачения его не покидало никогда, и он заливал его водкой. В очередную пьянку «герой» войны устроил дебош и попал под суд, который отправил его отбывать наказание как раз в наш Усть-Кут. Суд принял во внимание «геройское» прошлое Петра Савутина, и срок наказания назначил небольшой, даже не лишив дебошира боевых наград.

Вскоре освободившись из мест лишения свободы, Петр Матвеевич решил насовсем осесть в Усть-Куте и даже устроился сначала в порт, а потом и в Осетровскую РЭБ флота, где и проработал до самой пенсии. Все складывалось довольно неплохо, ведь полным кавалером орденов Славы в нашем районе он был единственным, и регулярные лавры почета его не обходили никогда

Благоприятная обстановка иногда нарушалась привычкой злоупотреблять спитрным, после чего происходил сбой в системе взаимоотношений с властью. Так в очередной раз напившись в клубе на праздновании 9 мая в 1972 году, Петр Савутин побил известного в городе краеведа и тоже ветерана войны Нектария Константиновича Маркова, за что был отправлен народным судьей на 15 суток под арест.

Именно в это время буйным «героем» войны заинтересовались сотрудники местного КГБ и начали наводить о нем справки. Нужно понимать, что в то время средства коммуникации были очень медленными и огромный объем информации обрабатывался вручную. На руку Савутину сыграло то, что документы полевого военкомата, призвавшего его в армию оказались утеряны, а архив села, где он якобы родился, тоже был утрачен ввиду войны. Вполне возможно, что так бы все и осталось тайной, но тут с Петра Матвеевича замучила ностальгия и он решил съездить на родину в Белоруссию, надеясь, что почти все участники событий его полицайской молодости уже умерли или за давностью лет все забыли.

Сразу после этого в КГБ Усть-Кута поступило письмо от односельчан Савутина, и им вплотную занялись сотрудники ведомства и началось полноценное расследование. Все двигалось системно, и понемногу начали вскрываться темные следы в биографии псевдогероя. Несмотря на полный отказ от сотрудничества, Петру Савутину были предъявлены неоспоримые доказательства подделки места рождения и увеличения возраста, в связи с чем ему даже пришлось вернуть деньги, полученные как пенсия за три прибавленных года. После этого в огромном объеме проверяемых документов обнаружилась одна из наград, которую войсковой писарь присвоил себе вместо настоящего героя и наверное расследование бы дошло до логического конца, если бы не развал страны в 1991 году и смерть Савутина в 1995 году. После этого расследование было приостановлено и больше им никто не занимался.

Нам удалось пообщаться с участниками событий по расследованию фактов нахождения на службе у фашистов Петра Савутина и вот что мы узнали.

Пихтин Эдуард Павлович, в 1970-1980 годы сотрудник КГБ СССР.

«… Мы им занимались с 1983 года по 1988,  показания о службе Петра Савутина в полиции на оккупированных территориях дали многие его односельчане и в том числе родной брат Савутина. Нам к сожалению не удалось разговорить его и во всем признаться, но если бы еще немного времени, то все доказательства мы бы собрали. К тому же руководитель района Иван Алексеевич Панчуков был против продолжения расследования, потому-что считал. что оно дискредитирует честных ветеранов войны….»

Валерий Константинович Инешин, председатель Совета Ветеранов Усть-Кутского района до 2017 года.

«… Да, мы знали о его службе в полиции у немцев, но он нам объяснял своей молодостью и тем, что успел в конце войны искупить свою вину. Ведь наград его так и не лишили, но лично мне эта история с самого начала не нравилась. Супруга у него умерла в 2004 году и соседи отказались ее хоронить, после чего мы этим занимались с руководством РЭБа..»

Альбина Алексеевна Дюбарова, до 1991 года председатель отдела Социального обеспечения Усть-Кутского горисполкома.

«… помню эту ситуацию с Савутиным, правда в то время о ней говорили неофициально не разглашая данные и тем не менее об этом все знали…»

На сегодняшний день, в сухом остатке, мы официально имеем в книге ветеранов и героев Усть-Кутского района Петра Матвеевича Савутина, как полного кавалера орденов Славы трех степеней. Статья о нем есть даже в Википедии.

Мы не знаем, что лучше, ни чего не менять и все оставить как есть, и дальше чтить за героя бывшего полицая, или все же довести до конца начатое Эдуардом Пихтиным расследование и убрать фамилию Савутина из списков тех, кем все мы гордимся?

Вопрос пока остается открыт, и еще одно 9 мая мы встретим отдавая почет, в том числе и тем, кто его вовсе не заслуживает.

Другие новости

2 Comments

    • Ксения

      Этот Праздник для настоящих героев. Зачем причислять к ним бывшего полицая?

Добавить комментарий