Адвокат против убийцы. Душегуб, убивший в Братске ребёнка, десять лет назад избежал серьёзного наказания за смерть молодой женщины в Железногорске

17:23 | 03.09.2019 | Криминал » Регион38 | 1 191 | 0


14-го августа Иркутский областной суд вынес приговор убийце 9-летней Алины Шакировой. 44-летнего Алексея Комарова суд приговорил к 20-ти годам лишения свободы за убийство и действия сексуального характера в отношении школьницы.

История с убитой девочкой наделала много шума не только у нас в городе. Как выяснилось, за её развитием пристально следили наши соседи, жители Железногорска-Илимского. В 2010-м году Алексей Комаров успел и там натворить дел — стал фигурантом уголовного дела, возбуждённого после смерти молодой женщины, его гражданской жены.

О подробностях расследования уголовного дела «Городу» рассказала мать погибшей Надежды КаретниковойЛидия Ивановна Чернигина самостоятельно отыскала адвоката семьи Шакировых Илью Полосина и попросила его посодействовать в пересмотре уголовного дела почти десятилетней давности. Алексея Комарова пожилая женщина называет не иначе как «убийцей». Она уверена, что её дочь была убита, а причастный к её смерти Алексей Комаров получил несправедливо маленький срок — меньше двух лет в колонии-поселении.

— Лидия Ивановна передала мне все материалы уголовного дела, которые находятся в её распоряжении. Должен сказать, что, судя по ним, произошло самое настоящее убийство на бытовой почве. То, что Комаров мог такое совершить, мне кажется, не вызывает никаких сомнений. Человек, который хладнокровно задушил ребёнка, мог вполне убить и взрослую женщину. Другое дело, что Комарову тогда удалось завести следователей в тупик, и те не смогли доказать, что он умышленно убил свою гражданскую жену, — рассказал «Городу» Илья Полосин. — Я внимательно изучил материалы уголовного дела и намерен добиться его пересмотра. Алексей Комаров — опасный человек, он должен сидеть в тюрьме не 20 лет, а всю оставшуюся жизнь. Представьте: если бы тогда за свои деяния в Железногорске он получил приличных тюремный срок, трагедии с Алиной Шакировой можно было бы избежать!

Я сам работал следователем и знаю, что преступнику, однажды почувствовавшему свою безнаказанность, гораздо легче совершить более тяжкое преступление. Как и получилось в случае с Алексеем Комаровым.

Лидия Чернигина (справа) и мама Алины Шакировой Валентина Витальевна 

***

Как и где ее дочь Надя познакомилась с 36-летним Алексеем Комаровым, Лидия Чернигина сказать затрудняется. Надежда уже была замужем, но что-то не сложилось, и семья распалась. От первого брака у молодой женщины остался ребёнок. В 2010-м, когда произошла эта история, мальчику было три года. Несмотря на неудачу с замужеством, Надежде хотелось простого женского счастья. А что? Возраст ещё вполне молодой, ребёнок маленький — привыкнет к новому папе, да и её мать рядом — поможет, поддержит. Спустя недолгое время после знакомства прошли «смотрины» — Надежда пригласила Алексея к матери.

Лидии Ивановне ухажёр дочери не понравился. Вроде, и вёл себя обычно, в меру заискивал перед «мамой», но что-то в нём было такое, из-за чего в сердце у пожилой женщины поселилась тревога. Уже потом, вспоминая эту встречу, Лидия Ивановна скажет, что у него «на лице было написано, что он уголовник, рецидивист».

— Да и сам он иногда, когда мы встречались, любил похвастаться, что ещё совсем недавно вёл ужасный образ жизни — пил безбожно, перепробовал все наркотики, но сейчас начал жизнь с чистого листа, со всем этим завязал, — вспоминает Лидия Чернигина.  

Однако желание счастья для единственной дочери тогда эту материнскую тревогу перебороло.

Надежда Каретникова и Алексей Комаров (фото из архива Лидии Чернигиной)

Мать с дочерью работали на рядовых должностях на местном предприятии, Алексей таксовал. Молодые жили отдельно, но счастье в гражданском браке длилось недолго. Лидия Ивановна уверяет, что между Алексеем Комаровым и её дочерью начались серьёзные конфликты. На почве чего — неизвестно. Мать уверена, что гражданский муж Надежды в семейной жизни был далеко не подарок — бывало, выпив, занимался рукоприкладством. Но дочь молчала, не жаловалась.

— Сама я побоев никаких не видела, конечно. Уже потом её подруги говорили, что бил. А дочь ничего не говорила, скрывала, — уверенно рассказывает Лидия Чернигина. — Как у нас женщины в России — их бьют, бьют годами, десятилетиями. А они скрывают, не жалуются. Да я и сама такая же была… никогда не жаловалась родителям.

Спустя примерно пару месяцев совместной жизни случился серьёзный перелом в отношениях Надежды и её гражданского мужа. Мать уверена: кроме того, что тот вёл себя с её дочерью грубо, Надежда узнала о нём нелицеприятные факты из его биографии. Комаров, рассказывает женщина, вроде как, нашёл работу охранником на предприятии. Чтобы туда устроиться, нужно было собрать множество справок, в том числе, и о судимостях (если таковые имелись). Он привёз нужные документы из Братска (где жил до этого), но бумаги случайно увидела Надежда.

— Как я потом узнала от её подруги, у него эти бумаги были в бардачке его машины. Надя случайно вот это всё прочитала, — рассказывает Лидия Ивановна. — После этого они разбежались. Но он от неё не отставал, начал преследовать. На работе дважды её пытался в машину затащить – девчонки её отбили, но мне опять никто ничего не сказал. А по утрам бывало, что он рано подъезжает и у подъезда стоит – ребёнок выскакивает, он его хватает — и в машину, а дочери куда деваться? Везёт вместе с ним в садик.  

Что же такое могла найти в бардачке у Комарова Надежда?

То, что Алексей Комаров — человек крайне сомнительных моральных качеств, проявилось задолго до его встречи с Надеждой Каретниковой. В начале «нулевых» на него завели уголовное дело за нанесение побоев и насильственные действия сексуального характера в отношении его собственной матери.

Вот что написано в материалах дела: 

11 февраля 2001 года около 1 часа ночи Алексей Комаров, находясь в состоянии алкогольного опьянения, проник в квартиру …, где проживала его мать… Комаров действует умышленно, угрожая ей убийством, демонстрирует при этом в руке гантелю, с целью удовлетворения своей низменной половой страсти, применяя насилие по отношению к своей матери, нанёс последней множественные удары кулаками, ногами по голове и другим частям тела. После чего, продолжая наносить удары кулаками по голове и ногами в живот, Комаров заставил потерпевшую зайти в спальню и раздеться… 

Что было дальше, мы не станем описывать. В документах следователя прокуратуры идут описания действий сексуального характера, которые Алексей Комаров совершал со своей матерью. Поверьте, читать это тяжело.

Но в итоге в суде был доказан только факт побоев. Его мать отказалась от своих показаний относительно «удовлетворения» её сыном «низменной половой страсти», а иных доказательств полового преступления не нашли. Кто знает — может быть, его мать действительно выдумала это изнасилование (у них были непростые отношения), а, может, и нет… Не исключено, что женщина просто побоялась, что с её сыном станет в колонии, если он попадёт туда по той самой 132-й статье. То, что у Алексея Комарова извращённые взгляды на «удовлетворение половой страсти», стало известно позже, когда он совершил действия сексуального характера в отношении 9-летней Алина Шакировой, которую потом убил. А тогда, в 2001-м, Комаров отделался всего лишь штрафом.

— Во время недавнего суда, настаивая на пожизненном заключении для Алексея Комарова, мы как раз и руководствовались тем, что для него это не было первым подобным случаем, — рассказывает адвокат семьи Шакировых Илья Полосин. — Сейчас сложно сказать, почему Комаров «спрыгнул» с более серьёзного наказания. Вся эта история с тем, что он наносил побои собственной матери, а потом заставил её раздеться и удовлетворить его, мне кажется вполне правдоподобной. С девочкой, которую он убил, произошло то же самое — действия сексуального характера и убийство. Это нелюдь. Такие должны получать только самое суровое наказание из возможных.

Адвокат Илья Полосин

Перенесёмся обратно в Железногорск, в начало 2010-го года. Лидия Чернигина убеждала дочь забрать вещи и переехать к ней, но Надежда отказывалась.

— Незадолго до того, как она погибла… (голос матери дрожит), — сидели у меня. Она вытащила все альбомы с фотографиями и рассматривает их, грустная такая. Я подошла к ней, говорю: «Надь, ну что ты переживаешь? Ну прожили же мы всю жизнь без твоего отца. У тебя есть я. Я ж тебя никогда не бросала, я тебя одна с четырёх месяцев вырастила. Я ж первая тебе помощница!».  А она только сидела и говорила: «Мама, он меня убьёт, я его очень боюсь».

22-е февраля того года для Лидии Ивановны выдалось неспокойным. Проходя рано утром мимо дома, где жила дочь, мать обнаружила, что на кухне горит свет. Непривычно для такого часа, отметила про себя пожилая женщина.

— Я прямо аж остолбенела, — рассказывает Лидия Чернигина. — Пришла на работу – душа не на месте. Тогда стационарные были телефоны. Я набираю — внук берёт трубку, а он плохо разговаривал, три года ему было. Я говорю: «Маму позови». А он: «Маму бабайка скусяла, маму бабайка скусяла».

Я вся на нервах целый день – а уйти нельзя. Всё на мне. В семь часов вечера закончилась моя смена, и я пешком, бегом (хорошо, ключи были) заскакиваю в квартиру — там полный раскардаш. Дочери дома нет. Внук целый день провёл дома один, что хотел, то и делал. Я сразу позвонила этому Комарову: «Так, чтобы был сейчас же здесь, куда ты дел мою дочь?».

Он приехал, его всего трясло, вспоминает Лидия Ивановна. Поначалу говорил, что не знает, где она. В полиции, куда мать позвонила первым же делом, предложили подождать до утра — мало ли что, может, уехала к подруге, да загуляла, всякое же бывает. «Куда она уедет? У неё трёхлетний ребёнок!», — возмущалась мать. Однако в полиции занялись поисками пропавшей женщины только наутро. И Комаров к тому времени сознался, что был вместе с ней, его сдали в полицию.

Но уже на следующий день Комарова выпустили… Все признательные показания он дал. Правоохранители возбудили в отношении него уголовное дело по части 4 статьи 111 УК РФ («Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть человека») и статье 125 УК РФ («Оставление в опасности малолетнего» — Комаров уехал, оставив трёхлетнего ребёнка одного).

Вот что Комаров рассказал следователям. Ночью 22-го февраля вместе со своей знакомой Надеждой Каретниковой они распивали алкоголь.

В тот момент, когда я начал одеваться и собрался уходить, то Каретникова закричала на меня и кинулась на меня с отвёрткой… Данную ситуацию я воспринял как угрожающую своей жизни и здоровью и поэтому ударил её в лицо… Конфликт произошёл из-за того, что Каретникова находилась  в нетрезвом состоянии и предъявляла мне претензии из-за того, что я поздно вернулся с работы, — такие показания записаны в материалах уголовного дела.

Впрочем, мать погибшей в это не поверила. Все отвёртки в доме лежали на высокой антресоли, уверяет Лидия Ивановна, и её среднего роста дочь не смогла бы их оттуда быстро достать. Кроме того, алкоголь Надежда употребляла нечасто — рассказала мать.

Надежда Каретникова с сыном

Что произошло дальше, по словам подозреваемого.

Надежда упала, Комаров ушёл, но уже примерно через полчаса вернулся и обнаружил, что женщина без сознания. Вызвать скорую помощь, рассказывал Комаров, он не догадался, потому что «находился в шоковом состоянии». Он погрузил Надежду в свою машину и повёз, но не в больницу, а в дачный посёлок Медвежий. И тут лучше привести цитату из материалов уголовного дела.

Вопрос следователя: С какой целью повезли тело Каретниковой в дачный посёлок?

Ответ обвиняемого: Я не могу этого пояснить, так как находился в шоковом состоянии, хотел везти Каретникову в больницу, а пришёл в себя уже в дачном посёлке. 

Тело женщины Комаров оставил в одном из дачных домиков. И, с его слов, уехал. Через некоторое время этот домик сгорел при невыясненных обстоятельствах (возможно, от окурка), вместе с Надеждой. Напомним, на дворе февраль. Просто так дачные дома на морозе горят редко.

Рассмотрение уголовного дела в суде длилось почти два года. За это время преступление, которое совершил Комаров, переквалифицировали из 111-й в статью 109 УК РФ («Причинение смерти по неосторожности»). По этой статье и по обвинению в оставлении ребёнка в опасности суд приговорил Алексея Комарова к 1 году и 11 месяцам в колонии-поселении.

Вся эта история, рассказанная Комаровым, о его шоковом состоянии и о том, что дачный дом в феврале загорелся не пойми, отчего — глупости, уверена Лидия Ивановна. Женщина полагает, что знакомый её дочери многого не договаривает. Мать уверена, что Алексею Комарову кто-то мог посоветовать увезти тело и сжечь его. По обугленным останкам правоохранителям сложно будет определить, от чего именно умерла Надежда, и восстановить события той злосчастной ночи. И вообще, уверена Лидия Чернигина, скрывая последствия преступления, Комаров действовал не один. Пожилая женщина уверяет, что есть люди, видевшие белую иномарку, подъехавшую к их дому, а позже замеченную на автодороге к дачному посёлку. Но многие свидетели почему-то не захотели давать показаний.

У Лидии Ивановны другая версия. Комаров поссорился с её дочерью на почве своих бывших историй и грубого к ней отношения. Та захотела от него уйти, но ему это не понравилось. По словам матери погибшей, мужчина как-то в разговоре заявил, что, если Надежда не будет с ним — значит, не будет ни с кем. Ночью 22-го февраля Надежда и Алексей серьёзно поссорились. Комаров только на людях был тихий и спокойный, а наедине со слабой женщиной, да ещё и под действием алкоголя, превращался в зверя (вспомним, что он творил с собственной матерью). Алексей Комаров ударил Надежду, отчего та скончалась на месте. А затем скрыл следы преступления с помощью подельников, когда вывез и сжёг тело её дочери в дачном посёлке.

— Дело, конечно, требовало более тщательного расследования, — уверен адвокат Илья Полосин. — Конечно, история о том, что Комаров был в шоковом состоянии и не понял, как оказался в дачном посёлке — полная ерунда. Я знакомился с этим делом, все экспертизы говорят о его вменяемости, о том, что он понимал и осознавал последствия своих поступков. Я тоже склоняюсь к версии, что всё было не так однозначно, как это описано в материалах дела. Он, безусловно, заслуживал осуждения по более серьёзной статье и должен был провести в колонии больше времени.

***

Когда мы беседовали с Лидией Ивановной, зашёл разговор и про её внука, который спал сладким детским сном, пока его мама умирала в соседней комнате. Тогда он не слишком отчётливо осознавал, что произошло: ложился спать — была мама, проснулся — нету мамы…

— Моему внуку тогда было три года, он, конечно, мало что помнит, — рассказывает Лидия Ивановна. — Сейчас ему тринадцать лет. Я и его отец, бывший муж дочери, первое время вообще ничего ему не говорили.  Я старалась при нём никогда не плакать. А как-то раз я на кухне была, а он сидит в кресле, вот так вот портрет своей мамы держит и гладит (голос женщины начинает дрожать, на глазах выступают слёзы). Он говорит: бабушка, я знаю, что моя мама умерла, не надо мне ничего говорить. А потом у него началось, он стал говорить: я помню, был дядя Лёша,  у него была машина… Это же он мою маму убил…

ИА «Город»

Добавить комментарий