Дума Иркутска 2019. Пахнет дурно, но хотя бы шевелится

15:29 | 10.09.2019 | Общество » Политика » Регион38 | 313 | 0


БАБР подводит итоги выборов в Думу Иркутска седьмого созыва. Было весело, как в базарный день на окраине городской свалки.

— Относительно высокая явка на фоне повышенной конкуренции.

Итоговая явка в Иркутске — 26,2%, это на 8% больше, чем на выборах 2014 года. Серьезный прирост, который нельзя в чистом виде списать на подвоз, так как пять лет назад он тоже был, а еще были тысячи людей, проголосовавших досрочно. То есть следует зафиксировать однозначный рост интереса избирателей к муниципальным выборам. Это хороший признак, а сама цифра — 26% — снимает вопрос о легитимности выборов. Они легитимны ровно в той степени, в какой вообще могут быть легитимны выборы в современной России.

Конкуренция была очень серьезная. Три характерных примера:

Округ №17, где победителя определил жребий, так как Александр Перевалов (КПРФ) и Евгений Семенов (Справедливая Россия) набрали одинаковое количество голосов.

Округ №30, где корифей иркутской политики Алексей Колмаков (КПРФ) обошел Александра Матиенко (Гражданская платформа) всего на 136 голосов.

Округ №31, где первое место Максима Девочкина (ЛДПР) отделяет от четвертого места (!) Михаила Корнякова (Единая Россия) всего 303 голоса.

Сформулируем так — на этих выборах не было ни одного округа, где кандидат-фаворит чувствовал бы себя вне досягаемости конкурентов. В некоторых округах фаворитов было два или даже три. Можно по-разному относиться к персоналиям конкретных победителей, но нельзя не признать, что это люди, которые прошли горнила жестких прямых выборов, не имея в своем активе решающего административного ресурса.

— Досрочка умерла, подвоз жив.

Благодаря консенсусу на уровне городских элит весной 2019 года было обезврежено так называемое досрочное голосование, которое являлось ключевой технологией в 2014 году. Фактор досрочки на результаты новых выборов уже не повлиял. Это хорошо.

Теперь о печальном: резко активизировался подвоз и скупка голосов непосредственно в день голосования. Машины скупщиков дежурили едва ли не у каждого УИКа, в некоторых местах людей свозили буквально автобусами. Здесь следует обратить особое внимание на округа с аномально высокой явкой, таких по городу примерно пять-семь.

По мнению независимых наблюдателей, подвоз и скупка занимают 8-10% в итоговой явке. Крайне печальная картина.

При этом надо понимать, что в условиях диких (а местами откровенно криминальных) иркутских выборов технология подвозов является нормой, она включена в правила игры. Нельзя победить на выборах, не возя и не скупая голоса. Любой кандидат, идущий на выборы в Иркутске, понимает, что для победы ему необходим подвоз. Иначе выиграет конкурент. Да, это дремучее варварство относительно устоявшихся демократических систем, но мы живем в бедной стране третьего мира, где конкурентные выборы в глубинке неизменно оборачиваются ярмаркой подобных технологий. Или они, или тотальная зачистка административным ресурсом, как было на выборах 2014 года.

Вспомним, как это было: Дума Иркутска 2014. Когда бабло не побеждает зло

— Партийная ширма теряет значение.

Мы дожили до времен, когда единороссы массово бегут из партии, становятся самовыдвиженцами или перекрашиваются в эсеров, коммунистов, членов Гражданской платформы. При этом они остаются автономными городскими политиками, отстаивающими свой шкурный интерес. И не важно, в какой партии состоит условный Сергей Юдин — в КПРФ или «ЕР», — важно, что это все тот же человек со своим набором политических «опций».

Поэтому фракционный расклад в Думе не имеет большого значения. Куда важнее принадлежность того или иного депутата к конкретному властному клану. В настоящий момент можно выделить три основные силы: команда мэра Дмитрия Бердникова «Наш Иркутск»; широкая коалиция строителей; депутаты фракции КПРФ. Плюс несколько самовыдвиженцев и по сути независимых бизнесменов, каждый из которых так или иначе примкнет к одной из депутатских групп.

Очевидно, что по итогам выборов ни один из властных кланов не получил решающего преимущества. Предстоит большой торг и создание межфракционной коалиции. На кону главная карта: избрание (или назначение) нового мэра Иркутска.

— Итого.

Три слова, определяющих эти выборы: грязные, конкурентные, неоднозначные.

С одной стороны мы видим торжество серых технологий, бал подвозов и скупок, когорту перекрашенных политиков, меняющих партийный флаг с легкостью дам легкого поведения. В этой Думе полностью отсутствует какая-либо идеологическая составляющая, значение имеют только чистая власть и деньги. Выборы не стали соревнованием программ, они превратились в привычное состязание штабных ресурсов и гонку технологов.

Однако это были по-настоящему соревновательные, боевые выборы. Прямая демократия в действии. Да, пахнет не очень. Да, итоговый состав Думы вызывает, скажем так, большие опасения относительно качества «людского материала». И в то же время эта Дума по крайней мере шевелится, подает признаки жизни, чего нельзя было сказать про шестой созыв городского парламента, который издох раньше, чем закончился день голосования.

Дума избрана и с ней Иркутску предстоит жить пять ближайших лет. Давайте знакомиться.

ИА «Бабр»

Добавить комментарий