Никто из нас не знает, каково это — сидеть на пожизненном и знать, что ты ни в чем не виноват

13:35 | 22.11.2019 | История » Происшествия | 807 | 0


6000 дней или 16 лет 5 месяцев — столько на сегодняшний конкретный день (22 ноября 2019 года) находится в неволе Алексей Пичугин, бывший сотрудник службы безопасности компании ЮКОС. Человек, о котором мало говорят. Но о котором все знают. Как о заложнике дела ЮКОСа, больше всех пострадавшего и страдающего до сих пор.

6000 дней. Никто из нас не знает, каково это — сидеть на пожизненном и знать, что ты ни в чем не виноват. Что это количество дней в неволе может сделать с человеком? Во что превратить?

6000 дней Пичугина можно изложить пунктиром. 19 июня 2003 года… Самый первый арест в компании — шаг властей, ознаменовавший начало войны против ЮКОСа. В отношении рядового сотрудника Пичугина — сразу убойные обвинения в организации заказных убийств. С его стороны тоже сразу — категорический отказ от лжесвидетельствования как против себя, так и руководства. Дальше визиты к нему в СИЗО сотрудников ФСБ, беседы без адвокатов, давление с применением сильнодействующих психотропов — так называемой «сыворотки правды». Силовикам очень хотелось побыстрей сделать раскрученного свидетеля обвинения. Но ничего не получалось.

От него следовал отказ даже тогда, когда ему описали «радужные» перспективы.

Потом два суда, один из которых шел в Мосгорсуде за закрытыми по абсолютно надуманным основаниям дверями и сопровождался роспуском присяжных и заменой их на другую коллегию, второй суд публика видела, но и он не оставлял сомнений в пристрастности и предвзятости обвинения. Кстати, некоторые прокуроры сразу отказывались участвовать в процессе по Пичугину, видя, как обрабатывают присяжных. Другие не отказывались и получали повышения и должности. А некоторые свидетели обвинения — например откровенные уголовники Цигельник и Решетников — впоследствии прямо признавались: их заставляли оговорить Пичугина и руководителей в обмен на поблажки в сроках. Зеков кинут, хоть они и оговорят. И в том числе на их показаниях человека отправят на пж.

Алексей Пичугин в Мосгорсуде. Апрель 2007 года. Фото: РИА Новости

6000 дней. В них уместились несколько лет в «Лефортово», потом постоянно оренбургская колония для пожизненников «Черный дельфин» — место по своей энергетике страшное и невыносимое. Из «Дельфина» на протяжении этих 16 лет его периодически выдергивали в Москву — силовики, лепившие третье «дело ЮКОСа», все еще надеялись добиться показаний на уже помилованного и находящегося за рубежом МБХ. Логика силовиков была банальна: ведь должно же в человеке, столько лет сидящем, что-то щелкнуть ради изменения своей судьбы. Но снова от него ничего не добились. Они просто так и не поняли Пичугина и его природу: это человек, не идущий ни на какие компромиссы и сделки для облегчения своей участи. Никогда. Шантажировали родными — вынуждены были уехать. И снова ни слова во вред другим. Даже Ходорковский уже не выдерживал и публично призывал Пичугина «участвовать в этом шоу» — дать требуемые следствием показания в обмен на свободу. И снова нет.

Трудно судить это упрямство.

История Пичугина уже давно перешла в какую-то неведомую нам, простым обывателям, библейскую плоскость.

6000 дней. За эти годы за него вступались Amnesty international, Мемориал, ООН и другие международные организации. Страсбург дважды выносил постановления о необходимости пересмотра уголовных дел и приговоров Пичугина и проведения новых — справедливых — судебных разбирательств. Россия ничего не пересмотрела и в дальнейшем дважды отказала в его прошениях о помиловании.

Не ответил ничего президент и на лично обращенное к нему, написанное от дикого отчаяния письмо матери Пичугина, уровень боли которой сложно представить.

Мама Алексея Пичугина Алла Николаевна. Фото: Виктория Одиссонова / «Новая газета»

6000 дней. В «Черный дельфин» потоком каждый день (так что цензура не успевает справляться) идут письма из разных концов страны и мира — от очень разных людей, никогда лично не знавших Пичугина, но верящих в его невиновность: учителя, инженеры, журналисты, пенсионеры, правозащитники, предприниматели, домохозяйки. Такова цена лжи, которая лилась с госканалов про ЮКОС. Пропаганда в конечном счете проиграла. А человек, на протяжении 16 лет отказывающийся давать требуемые от него лживые показания сначала Генеральной прокуратуре, а потом — Следственному комитету, оказался выше и этой пропаганды, и этих силовиков с их психотропами и прочими провокациями.

6000 дней. За это время страна окончательно потеряла остатки хоть какого-то правосудия.

6000 дней. За это время для страны стали нормой пытки и убийства людей в колониях и тюрьмах.

6000 дней. За это время страна сама стала как «Черный дельфин». Но даже на такой относительной свободе человеку все же лучше, чем не на свободе.

Что мы можем сделать конкретно для Пичугина? Писать ему письма. Для него и как для многих политзаключенных — эти письма с воли очень много значат и помогают держаться.

Что мы можем сделать? Выходить на митинги в поддержку политзаключенных с его портретом тоже.

Участница митинга за реформу правоохранительных органов в Москве (2008) с фотографиями Сергея Магнитского и Алексея Пичугина. Фото: РИА Новости

Что мы можем сделать? Читать и распространять о деле Пичугина книги, автор которых Вера Васильева досконально и подробно на протяжении многих лет объясняет несостоятельность каждого эпизода и перечисляет лиц, фабриковавших обвинение и получивших затем высокие чины и награды, как например руководитель следственной группы Юрий Буртовой. Это именно он отказал в проведении оперативного независимого медицинского обследования Пичугина после случая с психотропами. Это именно он, будучи следователем, активно клеймил, говорил о виновности и навешивал новые обвинения на Пичугина в передачах Караулова — еще до приговора суда. Это именно он умудрился вызвать на допрос духовника обвиняемого.

6000 дней. Это история про исключительно самоотверженную и глубоко осмысленную жизнь одного отдельно взятого человека. Жизнь не по лжи в условиях каждодневного ада.

Добавить комментарий