Кто и как пытается развалить Усть-Кутское охотобщество и при чем тут Минлесхоз, прокуратура и врио

16:23 | 21.05.2020 | Криминал » Политика » Усть-Кут | 2 241 | 1


Продолжающийся третий год наезд на Усть-Кутское  охотобщество для изъятия у него охотугодий и перераспределения их частным лицам, похоже подходит к финальной стадии. Организованная чиновничья преступность консолидировалась с федеральной властью и наносит смертельный для устькутских охотников удар. После его завершения, они уже не будут самостоятельными владельцами угодий, а будут за хорошие деньги выкупать право на охоту в своих же бывших угодьях у новых хозяев. Если смогут конечно

Охотничьи угодья Усть-Кутского Охотобщества, одного из старейших в регионе, лакомый кусок для любых структур, профессионально занимающихся промысловым бизнесом либо коммерческой охотой. Практически по всей стране они уже перераспределены и поделены крупными фирмами, специализирующимися на предоставлении услуг сафари-парков и платной охотой. Достаточно набрать в поисковике запрос  «охота», как тут же вылетят сотни страниц с различными предложениями о коммерческой охоте на всю линейку российской живности, съеме охотничьих домиков и прочих сопутствующих услуг. Взглянув на прайсы даже со скидками, можно сразу понять, что этот досуг относиться к разряду очень дорогих удовольствий. Даже охота на зайцев и тетеревов, занятие далеко не бюджетное, а добыча крупного зверя, удовольствие из разряда лакшери.

Естественно, так где большие деньги, сразу определяются интересы крупных игроков охотничьего рынка. Вот что пишет издание «Ведомости» об некоторых из них:

«Охота в России становится дорогим развлечением для избранных. Наиболее привлекательные охотничьи угодья все чаще уходят к бизнесменам и чиновникам, готовым тратить на их содержание миллионы рублей в год

«Охота – дорогое и проблемное хобби», – считает источник, близкий к совладельцу банка «Россия» Николаю Шамалову, чье состояние Forbes оценивает в $500 млн. Бизнесмен и три его партнера ежегодно вкладывают в принадлежащие им охотничьи угодья в Приозерском районе Ленинградской области несколько миллионов рублей. Столько же тратят на содержание своих угодий по соседству президент РЖД Владимир Якунин с партнерами и дети губернатора Ленобласти Валерия Сердюкова, банкир Петр Авен, владелец НЛМК Владимир Лисин. А также чиновники, депутаты и бизнесмены, напрямую или через близкие им структуры арендующие охотничьи угодья в пяти областях, расположенных недалеко от Москвы и Петербурга…»

Еще 10 лет назад почти все охотничьи угодья были общественными – в смысле числились за охотобществами. Но потом все изменилось. «Приехали москвичи, поохотились. Им понравились наши места, и они сказали, что хотят забрать участок», – вспоминает сотрудник одного районного общества охотников. «Подали заявку, выиграли конкурс и получили лицензию на участок, который хотели», – неохотно рассказывает московский бизнесмен, один из крупнейших арендаторов охотугодий на Северо-Западе.

Для получения лицензии достаточно было подать заявку и выиграть в безденежном «конкурсе намерений»: побеждал тот, кто обещал больше инвестировать в угодья. Кому присудить победу, решала конкурсная комиссия, состоящая в большинстве своем из местных чиновников. «Естественно, мы видели, кого поддерживали чиновники администрации области», – вспоминает тверской охотник, участвовавший в подобных конкурсах.

Правда, сначала надо было пробить сам конкурс: почти все угодья были в долгосрочной аренде у различных общественных организаций (военные, «Динамо», ветераны разных силовых структур и просто охотники). И общественников надо было еще убедить поделиться, чтобы выставить освободившийся участок на конкурс.

Как это происходило, можно судить по рассказу председателя правления Ярославского областного охотобщества Анатолия Дурандина (стенограмма есть на сайте общества): «Начались бесконечные проверки, в офисе ростовского отделения летом 2006 г. сначала нашли гранаты, позже в доме председателя этого общества – боевые патроны <…> А сотрудник Пошехонской прокуратуры больше года ходил в контору Пошехонского охотобщества как на работу – утром приходил раньше работников общества и ждал, когда откроют дверь». Ярославские охотники в итоге отказались от 600 000 га, которые и были выставлены на открытые конкурсы (правда, у них еще 2 млн га осталось).

Много потеряли военные охотники Ленинградской области, констатирует помощник заведующего охотбазой «Запасное» в Приозерском районе Ленобласти Сергей Большихин. «У нас в основном остались только базы, а своих угодий уже нет», – говорит он.

«Бежецкое районное общество охотников и рыболовов в 2001 г. получило на 10 лет 143 700 га в Тверской области, и все это время от нас постоянно отрезают участки», – жалуется предправления общества Николай Филипович. По его словам, попытки отобрать угодья у бежецких охотников предпринимаются раз в два года – губернатор отменяет свое постановление, Тверьохотуправление аннулирует лицензию, а общество восстанавливает свое право на охоту в суде.

В промежутке между судами бежецкие охотники чуть не потеряли 35 800 га – участок в 2005 г. успели выставить на конкурс, и он перешел к компании «Дубакинское» тогдашнего вице-президента «Лукойла» Алексея Смирнова. Обществу удалось этот конкурс опротестовать в суде. Само «Дубакинское» до 2000 г. принадлежало Военно-охотничьему обществу Московского военного округа, а потом вместе с тверскими угодьями досталось «Лукойлу». В пресс-службе «Лукойла» «Ведомостям» сообщили, что это был личный проект Смирнова, уроженца Бежецка. « Бывший топ-менеджер «Лукойла» убежден, что государство и общественные организации показали себя неэффективными собственниками.»

Практически тоже самое, только с интервалом в 10 лет, началось и в Усть-Кутском районе. Схема которую хотят реализовать областные власти, Министерство лесного комплекса Иркутской области при поддержке региональной прокуратуры, выглядит так:

«У всех охотников, а их у нас более 1000, безвозмездно заберут охотничьи угодья и создадут общественные охотничьи угодья (ООУ). Потом разделят общие угодья на 4 части и три из них выставят на торги. Победят на которых естественно московские и братские аффелированные с коррумпированными чиновниками лица. Шансов победить у местных охотников, даже очень состоятельных по устькутским меркам не будет вообще. Потому-что уровень влияния на федеральные структуры у них никакой, а в финансовом плане по сравнению с москвичами и братчанами, они выглядят откровенными нищебродами. Не стоит даже вспоминать простых охотников, у которых не будет возможности заплатить даже взнос на участие в торгах из-за финансовой несостоятельности.

То, что охотугодья были семейными и потомственными, а на некоторых многие поколения охотников вручную тропили и чистили многокилометровые путики, строили зимовья и лабаза, никого из чиновников не волнует. С ними расторгнут договор и людям придется охотиться в ООУ, без закрепления конкретных участков, то есть кто где успел, но и при этом не факт, что это будут пригодные для охоты территории. Как раз 1/4 сегодняшних лесов в Усть-Кутском районе, пригодна для охоты очень условно.

При этом не берется во внимание очень болезненная тема границ угодий, из-за которых конкретно в нашем районе были даже войны со смертельными исходами и мы об этом писали.»

Если год назад наезд на Охотобщество проходил в вялотекущем режиме и по большей части в судах с переменным успехом, то после смены губернатора он сильно активизировался и процессу подключился лично врио губернатора Игорь Кобзев. Правда не на стороне охотников, а как раз наоборот. Именно Игорь Кобзев перечеркнул выигранные обществом суды, тупо лишив устькутских охотников лимитов на добычу пушнины и зверя в этом году, выделив им 0 (ноль) единиц.

При этом Кобзев вчера бодренько так заявил, что собирается баллотироваться в губернаторы Иркутской области на предстоящих осенью выборах. Думаем варягу никто не объяснил суть выборов, в которых его не назначает гауляйтером Путин, а люди будут физически выбирать из нескольких кандидатур. Судя по всему, ему так-же не рассказали о губернаторе Ерощенко, который так-же во время предвыборной компании откровенно плевал на интересы жителей области и в финале с треском проиграл никакому красному губернатору Левченко. Хотя вполне возможно, что политтехнологи врио, а они у него судя по всему такие-же как у мэра района  Климиной, поют ему в уши, что осенью 1000 семей устькутских охотников проголосуют именно за него. Например потому-что он генерал и красивый или потому, что на видео полковника Шендаков, человек похожий на молодого врио, неплохо так сосет. Других аргументов голосовать за человека, который лишит их семьи заработка, у как минимум 1000 устькутских семей думаем нет.

Кроме этого Усть-Кутское Охотобщество замучили постоянными проверками прокуратура и Усть-Кутское лесничество, выматывая бесконечными исками в суд и безграмотными предписаниями, которые раз за разом отменяют судьи. Чиновники уже и не скрывают целей своих проверок и даже в открытую заявляют о них на различных совещаниях. Так руководитель Усть-Кутского лесничества Денис Гусев в прошлом году на собрании охотников, назвал их всех потенциальными преступниками и озвучил свою версию выхода из создавшегося кризиса. Гусёв предложил Охотобществу сдать угодья Минлесхозу. Полностью поддерживает его и городская прокуратура, высказывающая аналогичные требования на совещании в районной администрации.

В принципе, если бы это касалось только охотников, все было бы не так страшно. Изменения связанные с продажей огромных территорий в частные руки под сафари-парки и коммерческие охоты, чревато местному населению не просто неудобствами, а серьезными ограничениями. Проход и проезд на определенные территории находящиеся внутри частных участков, будет возможен только с разрешения арендаторов, даже для сбора ягод и грибов. Ни о каких пикниках на этих территориях речи больше не будет, а несанкционированное проникновение на них будет расцениваться, как административное нарушение и будет пресекаться не только полицией и Росгвардией, но и частными охранными структурами.

В этом контексте нужно помнить, что Сибирь традиционно была местом, куда убегали вольные люди из центральной России от гнета и беспредела династии Романовых и иже с ними. При любом давлении властей, сибиряки просто уходили в леса и основывали новые свободные поселения, а сильно назойливый государевы служащие, тупо терялись в бескрайней тайге. Сейчас власти хотят нас лишить и этого, правда ограничения личных свобод  возможные в центральной части страны, выхолощенных многовековым крепостным правом, у нас не всегда реализуется. Кстати чем именно такая политика закончилась для царей  Романовых, власти тоже подзабыли и надеются, что такие развязки в глубоком прошлом.

В данное время некоторые самые активные охотники предлагают различные варианты выхода из ситуации. Начиная с самых радикальных и до самых малоэффективных. Есть предложение провести городской митинг и напомнить врио губернатору и уже кандидату в губернатору Иркутской области Игорю Кобзеву, что если у простых людей нет механизма влияния на назначения различных откровенных скотов на руководящие должности в лесничествах и лесхозах, то вот конкретно на его выборную должность, они имеют прямое влияние. И если он хочет на своем личном опыте попробовать модель поведения своего предшественника Сергея Ерощенко, и игнорировать интересы местного населения, то устькутяне ответят ему взаимностью на выборах. Впрочем думаем,и  не только устькутяне, ведь голосовать за кандидата не ориентированного на избирателей, просто нерационально.

Надеемся, что жителей Усть-Кутского района услышат и не станут пренебрегать их интересами.

фото «УК24»

 

One Comment

  • sten

    Странно вроде бы издание УК24 выступает на стороне защитников животных. А тут речь об охоте, которая по нынешним временам вряд ли относится к жизненно необходимой деятельности.

Добавить комментарий