СПАСИТЕЛЬ ЧУКОТКИ

09:19 | 27.07.2020 | История » Общество » Страна » Усть-Кут | 1 424 | 0


В последнее время штамп «лихие 90-е» успел набить оскомину. Особенно, когда к страшилкам прибегают чиновники и пропагандисты. Нагоняя жути на 25-летнее прошлое, они пытаются переключить внимание от провалов нынешних дней. А еще больше от невиданной коррупции, принявшей форму клептомании.

Однако в России есть, как минимум, один регион, где 1990-е годы были, действительно, мрачным десятилетием. Это Чукотка, без прикрас, тогда напоминавшая преисподнюю.

ЛЕПЕШКИ ИЗ КОМБИКОРМА

У автономного округа, зависимого на 99 процентов от завоза товаров морским путем, не было денег его оплачивать. А центральная власть бросила окраину на произвол судьбы, закрыв даже отделение «Сбербанка». Основу хозяйства советской Чукотки составляли вовсе не олени и не моржовый клык, а золото, олово и уран. При их стратегическом значении себестоимость добычи в местных условиях никто не считал. С переходом на рыночные рельсы оказалось, что она в 7-8 раз выше цены всех трех металлов. Поэтому не работало ни одно добывающее предприятие.

Население стремительно нищало и сокращалось на глазах: за десять лет со 162 до 61 тысячи человек. Что же касается главных спутников чукчей – оленей, их забили почти всех: из 600 тысяч к 2000 году осталось 50 тысяч.

В конце десятилетия в поселках закончилась пшеничная мука. В Лорино, самом большом чукотском национальном селе, жители съели комбикорм, предназначавшийся для разведения песцов. Из него детям готовили лепешки. В большинстве сельских магазинах округа из «продуктов» оставалась только уксусная кислота. От голодной смерти аборигенов спасало возвращение к древним промыслам – охоте на китов, моржей и нерпу.

На чукотскую традиционную пищу перешли даже русские. Местные этнографы выпустили книгу о растениях сурового края и о блюдах, которые можно из них готовить.

В 1999 году этот апокалипсис словно увенчали аварии сразу в нескольких поселках – в полярные морозы люди остались без тепла и электричества. И когда уже оставшиеся на Чукотки люди практически встречали конец света, нежданно появился луч в конце туннеля. Очень скоро это событие было отражено, как самые важные события чукотского народа, резьбой на моржовом бивне. Прямо с неба к ним приземлился небритый 33-летний мужчина на белом вертолете. По селам и стойбищам разлетелась молва: «Миллиардер Абрамович однако!»

ВОЛШЕБНИК В БЕЛОМ ВЕРТОЛЕТЕ

В том году основной владелец «Сибирской нефтяной компании» еще не планировал стать начальником Чукотки. От автономного округа он решил избраться в Госдуму РФ. Но зачем он появился, местным было не столь важно – главное спастись! «Ну и что, что олигарх? – говорили они. – Назаров (бывший губернатор – прим. Ред.) не олигарх, а всех до ручки довел!»

Став депутатом, Абрамович в начале 2000 года за свои деньги привез на Чукотку судно с продовольствием: мешки с мукой и прочими продуктами раздавали бесплатно. Неслыханное дело! Товары и продукты первой необходимости стали доставлять и самолетами. Продуктовые наборы достались каждому жителю округа от мала до велика. А в самые проблемные поселки и села отправили в виде гуманитарки и одежду. Недавно еще голодавших детей стали возить на черноморские курорты – 8 тысяч школьников. Для управления благотворительными проектами Абрамович том же году основал фонд «Полюс «Надежда».

Вскоре Роман Аркадьевич убедился, что накормить регион – малая часть задачи. Ведь в руинах тогда лежало буквально всё: инфраструктура, ЖКХ, социальная сфера. Привлекать средства, чтобы их направлять через бестолковую и вороватую исполнительную власть округа – всё равно что лить воду в Берингово море. Регион представлял из себя 100-процентного банкрота с огромными внешними долгами.

Поэтому и в Москве, и на Чукотке созрело мнение, что заново отстроить с нуля восточный рубеж России в силах только Абрамович. Пожалуй, единственное место, где этого не желали – в окружной администрации. И не удивительно, ведь имя тогдашнего губернатора Назарова фигурировало в нескольких делах – невозврату кредитов, незаконной продаже квот на добычу водных биоресурсов, нецелевому расходованию бюджета…

На выборах губернатора в декабре 2000 года Роман Абрамович получил свыше 90% голосов. После избрания он перерегистрировал с Москвы на Чукотку три дочерних предприятия «Сибнефти», которые на 80% наполняют бюджет автономного округа. Позже Абрамович и подряды фирмам с большой земли давал при условии открытия ООО на Чукотке.

Уже в навигацию 2001 года бесконечным потоком шли корабли со стройматериалами, оборудованием, техникой и товарами. поставив рекорд по грузопотоку и заходу судов в порты. Губернатор развернул строительство нового жилья, утеплили и покрасили старые многоэтажки. По всему округу возводились школы, детские сады, больницы. Если при Назарове массово закрывались рабочие поселки, теперь стали заново отстраиваться национальные села. Только вместо бараков жители тундры получали собственные коттеджи.

В Анадыре привезенные миллиардером турецкие строители поставили дом культуры, дворец зимних видов спорта, налоговую инспекцию и чукотскую счетную палату. Центр и до 90-х убогой столицы засверкал, став визитной карточкой правления Абрамовича. Тут появились кинотеатр, развлекательный клуб, супермаркет, трехзвездочный отел и два итальянских ресторана.

На улице Ленина открыли Музей «Наследие Чукотки», который местные до сих пор зовут «музеем Абрамовича» – это была его идея и его деньги. Даже критически настроенное к России издание «Newsweek Polska» признало, что за пять лет жители округа научились гордиться столицей Чукотки.

Став губернатором, Роман Абрамович продолжал делать жителям щедрые подарки – от летних турпутевок «на юга» до бесплатных стеклопакетов в жилых домах Анадыря. Только на адресные благотворительные программы выделялись сотни миллионов долларов в год. А на восстановление разрушенной инфраструктуры и жилищное строительство расходы, включая взносы «Сибнефти» и лично Абрамовича, составили 2,5 миллиарда долларов.

О том, что эти деньги могли вернуться бизнесмену налоговыми льготами и нужными контрактами в Москве, на Чукотке не задумываются – спасенным какая разница? Довольными остались все стороны, включая государство, у которого забрали головную боль.

ПЕРВЫЕ ПО ПЛАСТИКОВЫМ ДЕНЬГАМ

Олигарх-губернатор не только поднял зарплаты, но и еще в те времена перевел все выплаты в пластиковые карты. И причина вовсе не в увлечении безналичными деньгами. Чтобы довести зарплату до каждого оленевода, требовался целый отряд вертолетов-инкассаторов.

Практически во всех чукотских магазинах на десятилетие раньше остальной России были установлены электронные кассы. Новшество имело свой полезный «побочный» эффект – чукчи и эвены стали меньше пить, так как консервативные самогонщики не признавали «пластик». Снять же наличность в банкомате обыкновенный оленевод мог раз в два-три месяца, добравшись до райцентра.

Из-за введенного Абрамовичем моратория на забой оленей и выплат за каждого подстреленного волка (15 тыс. рублей) рогатое поголовье увеличилось втрое – до 160 тысяч голов.

В 2005 году Роман Аркадьевич повторно стал губернатором Чукотки. К тому времени в округ оказался на первом (!) месте в стране по состоянию водопровода и труб отопления. Но главное, что самый дальний регион вышел из системного кризиса.

И причина не только в обильных денежных вливаниях. Пример Абрамовича – уникальный управленческий феномен. Часто писали, что он редко наведывался на Чукотку лично. Хотя за каждый приезд успевал посещать различные населенные пункты, знакомился с работой предприятий. Принимал отстроенные социальные объекты, а себе возвел скромные по их меркам резиденции в Анадыре и Певеке.

Жители отдавали отчет, что как прямые вливания в округ, так и инвестиции, притекали благодаря его даже не общероссийской, а мировой бизнес-империи. Управление которой требовало куда больше времени, чем Чукотка. Главное, что такое во многом дистанционное руководство было эффективным. Кадры знали свое дело. По понятным причинам все эти потоки денег доходили по назначению, а не по карманам чиновников.

НАСЛЕДИЕ

Пост главы округа Абрамович покинул в 2008 году, передав власть своему заместителю Роману Копину. А сам избрался депутатом и еще пять лет был председателем Думы Чукотского автономного округа. Уровень поддержки населения у Абрамовича была почти стопроцентный. Многие цепляются за власть, даже не выполнив обещаний. А он, без обещаний воскресивший край земли, в 2013 году ушел. Став для каждого жителя самым лучшим «начальником Чукотки». Хотя продолжил работу его благотворительный фонд.

Как писал потом обозреватель Евгений Басов, «Он пришел, чтобы сделать и уйти, а не чтобы «царствовать» и остаться. На российском политическом небосклоне это действительно уникальный случай.

Наследие Абрамовича – это не (только) новые дома, больницы, школы, дома культуры, новые дизельные станции, дороги и новый облик поселений, цветной и жизнеутверждающий… Что точно не канет в лету – это образ и символ. Абрамович спас, в прямом смысле этого слова, население Чукотки от голода и нищеты, дал надежду на будущее и вселил веру в умного и справедливого руководителя. Это самое ценное, что будет жить в сердцах жителей».

Конечно, Абрамович не волшебник. Не мог он Чукотку даже за 13 лет превратить в Исландию, сделать всегда высокодотационный регион самодостаточным. Географию и климат не поменяешь ни губернаторским указом, ни даже миллиардным чеком.

По-прежнему большинство населения здесь работает в бюджетной сфере. Даже оленеводческие артели – по сути государственные совхозы. Однако из той мамонтовой ямы, которую округ представлял в 90-е годы, благодаря Роману Аркадьевичу выкарабкались прочней некуда! Уровень золотодобычи вышел на лучшие показатели советского времени. Обновленную инфраструктуру приходится лишь поддерживать, а не латать.

Спустя годы после ухода Абрамовича видно, что деньги в Анадыре есть: продолжают строиться новые дома, горят фонари, тротуары всегда почищены. Целый парк коммунальной техники городу купили еще при его правлении. Прошло время, а улицы убирают так, что и Москве не снилось. Тот, кто знает силу чукотских метелей, поймет. Еще Анадырь – единственный город в России, где бесплатные общественные автобусы. Даже на отстроенных в советские годы трех-четырехэтажках свежая краска. За яркие цвета дома прозвали «попугайчиками».

Виктор МИХАЙЛОВ

Послесловие редакции:

Усть – Кутский район – это, конечно, не Чукотка. У нас и человеческий потенциал, образовательный и культурный уровень значительно выше. Разве что по численности населения наши территории практически равны. И бюджет района один из лучших в области. Только видимого эффекта от этого никакого! А тут представитель крупного нефтяного бизнеса смог не просто спасти жителей Чукотки от вымирания, но и сделал так, чтобы жизнь в крае стала комфортной. Заметим, не просто принял решение давать деньги действующей администрации (что, как показывает и усть-кутский опыт, дело не только неблагодарное, но и бессмысленное), а сам возглавил территорию и умелым хозяйствованием привел ее к лучшей жизни. Этот пример дает надежду и нашему району. Хочется верить, что и Усть-Кут ждут большие перемены.

Фото к статье:

Музей Наследие Чукотки

Резиденция Абрамовича в Певеке

 В Музее «Наследие Чукотки» рядом с клыком, где вырезан Ленин, лежит другой клык. С легендой об Абрамовиче. В автономии на олигарха до сих пор смотрят, как на живого святого. Фото: Олег Адамович, «Комсомольская правда»

Добавить комментарий