Экономист о попытке заморозить цены в Приангарье: «Неудачная копия советской модели»

13:34 | 24.12.2020 | Общество » Политика » Регион38 » Экономика | 798 | 0


Владимир Путин поставил задачу правительству заморозить цены на подсолнечное масло и сахар. Спустя несколько дней кабмин отчитался о выполнении. Цены будут заморожены. Но только на европейской части России. Властям регионов, которым не посчастливилось жить за Уралом, предложено утвердить некие повышающие коэффициенты для своих территорий. И, исходя из них, устанавливать цены. Одной из первых откликнулась Иркутская область — региональное правительство пообещало установить коэффициенты в 10%. Как это будет работать в области, которая по территории больше Украины, но где на 1 квадратном километре проживает 3 человека, а соединяет ее 1 федеральная трасса – экспертным мнением с «ФедералПресс» поделился экономист Сергей Чупров:

На мой взгляд, это попытка заморозить и районировать цены на сахар и растительное масло. Кстати, непонятно, почему только на них: это если не прямой аналог, то очень подробная копия советской модели ценообразования. Когда был Госкомцен, который устанавливал базовую цену на продукцию, и было несколько ценовых поясов, в которых учитывалась логистика, расходы на хранение, риски доставки и прочее. С одной стороны – вроде бы разумная идея, но мы помним, чем это кончилось. И ведь это в масштабе страны проводилось, с жестким регулированием цен от начала промышленной цепочки и до конца. То есть фиксированной ценой на удобрение, сельхозпродукцию, зарплаты, ГСМ, и в конце только с фиксированной розницей. Нам же предлагают зафиксировать только розницу, закрыв глаза на всю остальную цепь. Причем говорят регионам зауралья: думайте сами.

Прежде чем перейти к региональной экономике и попытки областного правительства ввести некие коэффициенты к базовым ценам – немного теории. Что такое розничная цена? Это себестоимость продукции плюс прибыль. Себестоимость состоит в свою очередь из ряда объективных факторов: начиная с затрат сельхозтоваропроизводителя – первого звена цепочки, и заканчивая стоимостью аренды и электроэнергии у розничного продавца. То есть фиксирование окончательной цены, без учета себестоимости и расходов — это как раз то, на чем погорела экономика позднесоветского периода.

Теперь вернемся к Иркутской области. В советское время она относилась к третьему ценовому поясу – это территория, где продукты были самые дорогие. И разница с первым поясом, куда входили столичные города, была как раз 10-15 %. Казалось бы, все сходится. Но! За тридцать лет экономика стала настолько многовекторной, что прямой аналогии не провести. В первую очередь – вопрос ГСМ. Если правительство региона готово прогнозировать с полной ответственностью, что на время заморозки цена на топливо расти не будет, – тогда можно говорить о некоем коэффициенте. Но у нас и президент не всегда, да откровенно говоря, и малоуспешно может влиять на цены на топливном рынке. К началу посевной – в марте месяце, цены обязательно прыгнут. Соответственно, частник повезет себе в убыток? Конечно, нет. Отмена ЕНВД и перевод малого бизнеса на УСН – еще один дестабилизирующий фактор. На конечного продавца накладываются дополнительные расходы, а они традиционно отражаются в розничной цене. Мы же помним, что розница это себестоимость плюс прибыль. Еще Форд в начале прошлого века этому учил.

О чем нам говорит федеральное правительство? Мы достигли соглашения с крупными федеральными сетями. О чем нам говорит областное правительство? Мы будем пытаться достигнуть соглашения с региональными сетями. Если с федералами более или менее понятно, то неясен предмет договоренностей с региональными сетями. Они присутствуют в Иркутске, Братске, Ангарске. Дальше на север их нет. Поскольку логистика и тамошняя покупательская способность невыгодна даже крупным, по нашим меркам, игрокам. Тот же Усть-Кут, Киренск, или Бодайбо, – там нет столько покупателей, чтобы та же «Слата» открывала там супермаркеты. Им это невыгодно.

Так что если взять районы Крайнего Севера и приравненные к ним, то их достаточно скоро, а центральные части Иркутской области в несколько отдаленной перспективе может ожидать товарный дефицит. Поскольку нельзя зафиксировать розничную цену, не влияя на себестоимость. Этим мы просто отбираем прибыль у розницы. Если брать тот же Тайшетский или Нижнеудинский район, которые экономически ближе к Красноярскому краю, то там вообще непонятно от чего этот коэффициент считать. Поскольку хозяин магазина в Тайшете берет продукты на оптовке в Красноярском крае. А там свое правительство, со своими коэффициентами. В общем, пока эта идея кажется маловнятной. И если от нее будет толк ,то кратковременный, который повлечет за собой еще более пиковый рост цен. Потому что у рынка есть свои механизмы, и по распоряжениям чиновников он плохо работает.

Автор: Чупров Сергей Витальевич

©ФедералПресс

Добавить комментарий