Россия начала попахивать

08:53 | 20.08.2021 | Общество » Страна » Экология | 153 | 0


Почему города задыхаются от выбросов сероводорода и других опасных веществ с промпредприятий

На этой неделе сразу два российских города-миллионника оказались в чаду промышленных выбросов. В понедельник запах серы почувствовали жители поселка Рудный, административно относящегося к Екатеринбургу. На шесть часов улицы заволокло туманом. Люди жаловались на першение в горле и носу, сообщали, что им трудно дышать. Запах серы дошел до района Химмаш, что в пяти километрах от Рудного, и рассеялся лишь спустя сутки после появления.

Источник выброса, как установили сотрудники Роспотребнадзора и МЧС, находился в промзоне, где работает сразу несколько предприятий, занимающихся обогащением минерального сырья и техногенных отходов, производством оборудования для геотехнического мониторинга. На следующий день после выброса на предприятиях прошли внеплановые проверки Ростехнадзора. Источник загрязнения пока не назван.

А 18 августа, через два дня после ЧП в Екатеринбурге, запах сероводорода ощутили жители Челябинска. В Минэкологии подтвердили: концентрация опасного вещества в воздухе превышена в 30 раз. По предварительным данным, выброс произошел на коллекторе в районе муниципального предприятия «Производственное объединение водоснабжения». Людям, как и в Екатеринбурге, рекомендовали не выходить из дома, закрыть окна, провести влажную уборку, в крайнем случае — использовать респираторы, даже находясь дома.

Российским городам не привыкать задыхаться от промышленных газов.

Только Норильск, Новокузнецк, Липецк, Череповец, Нефтеюганск — пять наиболее загрязненных выбросами городов — генерируют 3,3 млн тонн сероводорода, формальдегида, аммиака, оксида азота и других химических соединений в год.

По объемам промышленных выбросов Россия — четвертая страна в мире после Китая, США и Индии.

— Чтобы предотвратить или минимизировать выбросы на предприятиях, должно нормально работать газоулавливающее оборудование: скрубберы или электрические фильтры, которые в среднем способны ловить 95–97% основных крупных взвешенных частиц, — говорит эксперт российского союза «За химическую безопасность» Дмитрий Левашов. — Но практика показывает, что зачастую газоулавливающее оборудование на предприятиях не работает на полную мощность или вовсе оказывается отключено. Нередко — по причине экономии, ведь на его работу расходуется электроэнергия. Если газоулавливающее оборудование работает в штатном режиме, выбросы сводятся к минимуму. Более того: практически на любом российском предприятии — от нефтеперерабатывающего завода до кондитерской фабрики — есть стационарные источники выбросов, и на эти источники нет паспортов, или объем выбросов с них выше согласованных нормативов. А отдельный парадокс российского законодательства в том, что оно позволяет предприятиям самим устанавливать предельно допустимые объемы выбросов, лишь согласовывая их с надзорными органами.

Левашов отмечает, что промышленные выбросы представляют опасность для здоровья человека.

— Тот же сероводород, с которым столкнулись челябинцы, обладает не только раздражающим эффектом, он влияет на органы дыхания, усиливает утомляемость, вызывает головные боли. Опосредованно влияет на кровеносную систему. Такие же выбросы раньше происходили и в Москве — когда на очистных сооружениях в Курьяново и Люберцах не было куполов.

С мнением Дмитрия Левашова согласен и инженер-эколог Виталий Полторацкий:

— Технически промышленные выбросы обоснованы либо использованием устаревших технологий, либо несоблюдением технологии производства, либо снижением мощности или вовсе отключением очистных сооружений. Манипуляции с очистными — это просто желание сэкономить. Чтобы как минимум сократить выбросы, нужен совершенно другой подход к работе со стороны контролирующих органов. Часть промышленников готова совершенствовать технологии очистки, но не знает, как это правильно сделать.

Если контролирующие органы будут ориентированы не на взимание штрафов, а на помощь предприятиям в модернизации, объем выбросов сократится.

Говоря о ситуации с выбросом сероводорода в Челябинске, Полторацкий отмечает, что предпосылки для этого могли быть созданы устаревшей технологией обращения со вторичным илом.

— В Челябинске, судя по снимкам, его просто выносят на поля и оставляют гнить. В ходе гниения вырабатываются газы, и когда их становится критически много, в городе ощущается неприятный запах. При этом еще с 70-х годов существует технология переработки вторичного ила в метан при помощи газгольдеров. Но о ней как будто бы не знают.

Источник: Новая Газета

Добавить комментарий